Пятая информационная революция

Игорь Павловский, заместитель главного редактора информационного агентства "Регнум", общаясь с коллегами в рамках журналистского клуба "Место встречи – невский. 70. Старые и новые СМИ Петербурга", определил основные признаки пятой информационной революции. И сумел доказать аудитории, что она уже свершилась.

Ведущая журналистского клуба "Место встречи - Невский, 70. Старые и новые СМИ Петербурга" - арт-директор Дома журналиста Ирина Иванова

Иванова: Ну вот, тем не менее тема не про то, как много информационных агентств прекрасных и разных, которые чудесно работают на рынке Санкт-Петербурга и страны в целом, выбирают специализации и обеспечивают всех информацией по разным направлениям. А тему ты заявил, как "Пятая информационная революция". Вот, я честно говоря, пыталась посчитать, какая была первая, какая вторая, и, честно говоря, ничего светлого мне в голову не пришло, поэтому Игорь давай объясняй всем собравшимся, что ты имел в виду. (смеется) Какая была первая информационная революция, когда вторая, и как мы дожили до нынешней пятой?

Павловский: Классически считается, что первая – изобретение письменности, вторая, соответственно, книгопечатная, первая библия Гуттенберга, третья информационная революция – телеграф, телефон, возможность быстро передавать информацию на большие дистанции, четвертая информационная революция - появление сети интернет. И почему "пятая" назвал? На самом деле, пятой информационной революции как таковой нету, потому что все мы считаем, что четвертая случилась, и мы на ней остановились. На самом деле, я давно уже говорю, что сам интернет прибавил скорости передачи информации, если хотите, это была четыре+ революция. Если телеграф, телефон дали возможность передавать информацию, то она стала быстрее. Почему я говорю про пятую информационную революцию. С появлением социальных сетей, агрегаторов, появилась очень интересная штука, поменялся сам способ передачи информации. Если раньше до появления социальных сетей и появления генераторов, я лез в интернет и шел на сайт. То есть мое действие в принципе ничем не отличалось от похода к почтовому ящику. Только до почтового ящика нужно было дойти, чтобы вытащить газету, а здесь я забивал строчку на сайте и смотрел, что пишет "Коммерсант", ну желательно весь. То есть принцип оставался тот же самый: первая страница, сноски, колонки и так далее. Что произошло с соцсетями? Способ передачи поменялся в корне. Ключевым в передаче информации стал, если хотите, мой читатель. Сейчас очень сильно зависит от того, понравилась моя статья читателю или нет. Репост в сети Фейсбук хотя бы одного читателя с аудиторией в 1000 человек приносит дополнительно 30-40 просмотров. То есть все. Если раньше мне понравилась статья в газете "Коммерсант", то скольким людям я ее приду покажу? Ну 5-6 человек, ну 10, 11-й меня пошлет куда подальше. То здесь я ставлю репост, и даже не задумываюсь. То есть за счет того, что поменялась коммуникационная модель, мы оказались совершенно в другой ситуации. Начиная с того, что само понятие титульная страница, первый лист сайта перестала существовать как тема, куда завлекается читатель. То есть всегда было понятие передовица…

Иванова: Да.

Павловский: То есть мы открывали газету "Известия", основная статья - центральная. То сейчас абсолютно неважно, что находится на первой странице сайта. Если есть хороший материал, который дальше репостится по сетям, или там хорошо проиндексирован в поисковиках, то в дебрях он наберет гораздо больше, чем на первой странице. То есть к чему все говорю? Количество людей, зашедших на ваши первые страницы, кратно меньше попадающих к вам на сайт из поисковиков.

"Место встречи – Невский, 70. Старые и новые СМИ Петербурга" – это цикл вечеров в Домжуре, посвященный ведущим СМИ города. Ведущая встреч - арт-директор Дома журналиста Ирина Иванова. Проект  реализован на средства гранта Комитета по печати и взаимодействию со СМИ Администрации Санкт-Петербурга.

Заметили ошибку? Выделите её и нажмитеCtrl +Enter
Поделиться: